Кризис психологии

Кризис (от греч. krisis — решение, поворотный пункт, исход) —

 

1) резкий, крутой перелом в чем-либо, тяжелое переходное состояние (напр., духовный кризис).

 2) Острое затруднение с чем-либо (напр., с производством или сбытом товаров); тяжелое положение.

В науки кризис характеризуется застоем или резкой ломкой традиций, но и в том и в другом случае он влечет за собой серьёзные последствия.

 

Системный кризис поразил: философию; психологию, физику, медицину, социологию, практику жизни.

 

Кризис принёс: тупик, бессмысленность, безысходность жизни, топтание на месте и для науки, и для отдельного человека. Существование человека на данном этапе оказалось не оправдано ничем, кроме вреда для природы. Неясно, зачем даны человеку его способности, они оказываются лишними и вредящими даже ему самому, что обосновало болезненные привязанности. религии, загнав человека в греховность, в том числе и в первородную, не оставляют ему будущего на Земле.

 

Поэтому, возникла большая необходимость исследовать бытие человека. Хотя, кризис привнес в психологию, философию, педагогику и другие науки хаос и истребил существовавшую системность (несмотря не то, что она была ничножна, она все же существовала), он дал толчок формированию нового знания, более адекватного и объективного.

 

Как отмечает А.В. Юревич, было время, когда почти все фундаментальные психологические труды начинались с сетований о том, что психологическая наука переживает глубокий кризис. Затем к его перманентным симптомам привыкли, и они перестали восприниматься в качестве критических. В результате высказывание У. Макгайра "неизвестно, был кризис или нет, хорошо, что он кончился"  прозвучало в конце 70-х гг. точным выражением самочувствия дисциплины, постоянно живущей в состоянии кризиса, привыкшей к нему и поэтому воспринимающей его как норму. Но сейчас разговоры о кризисе возобновились, причем звучат они в еще более драматичной тональности, нежели тогда, когда Л.С. Выготский писал свой небезызвестный труд "Исторический смысл психологического кризиса".

 

Неудовлетворенность психологов, в особенности отечественных, состоянием своей дисциплины может показаться кокетством, поскольку на фоне общего положения российской науки психология благоденствует и, даже если бы и переживала кризис, другие дисциплины могли бы ей позавидовать, ибо, по образному выражению бывшего министра российской науки В.А. Фортова, ее нынешнее состояние — это уже не кризис, а кома. Более того, в нашем обществе психология, наряду с социологией и политологией, оказалась в положении пирующих во время чумы: на фоне остановленных реакторов, парализованной системы научных коммуникаций, массовой утечки умов за рубеж и других проявлений развала российской науки наблюдаются лавинообразный рост численности психологических учреждений и психологов, большой спрос на их услуги, массовый исход в психологию представителей профессий, не вписавшихся в то, что у нас называется рыночной экономикой, а также другие явления, свидетельствующие не о кризисе, а о расцвете этой области знания.

 

Подобная парадоксальная на первый взгляд ситуация диктует необходимость различать два вида кризиса науки. Основываясь на науковедческой традиции дифференцировать ее когнитивную и социальную составляющие, можно утверждать, что и кризис науки тоже может быть когнитивным и социальным, а отечественная психология если и переживает, то в основном когнитивный, а не социальный кризис — кризис представлений о том, как следует изучать и объяснять психологическую реальность, а не кризис социального статуса и материального положения психологов.

Добавить комментарий